Тест-драйв автомобиля Ягуар

Вообще-то, я очень неуверенно вожу новые машины стоимостью под сто пятьдесят тысяч евро, с правым рулем и на неизвестном мне серпантине, затерянном где-то в Южной Африке. Куда более адекватно я чувствую себя в других сферах глянцевой журналистики, например, в распитии белых вин на террасе бунгало при звуках отходящей ко сну африканской природы. Но последнее возможно было только при условии первого. В конце концов в любой профессии есть свои издержки, автомобиль застрахован, да и моя жизнь — тоже. С мыслями о том, что я, в сущности, еще очень молод, а впереди так много интересного, я обреченно садился за руль низкого зверя с хищно раздутыми ноздрями. В звуках его имени — Джагуар — уже слышалось недоброе рычание.

Правда, отношение к этому рычанию сразу меняется, когда вы опускаетесь на белую кожу сиденья, откидываете крышу и вдавливаете педаль газа. Глухой рев 4,2-литрового двигателя мерно нарастает. Так звучит «Формула-1», когда сидишь на застекленной спонсорской трибуне одного паддоков. Яростно, но безопасно для барабанных перепонок. Теперь в слове «Джагуар» вы слышите наглые нотки силы. Вы и себя чувствуете весьма наглым субъектом, а это, надо сказать, очень приятное ощущение для человека с университетским образованием и красным дипломом.

Поэтому встреча с фурой проходит буднично. И для меня, и для фуры, как будто я всю жизнь вожу праворукие кабриолеты, на заднем сиденье у меня сумка с клюшками для гольфа, а в голове — мысли о ценах на антверпенской бриллиантовой бирже. Будь я на каком-нибудь эконом-классе, точно бы шарахнулся влево на радость скучающим в придорожном кювете острым камням. По своей идеологии — симбиоз спортивной динамики и комфорта grand turismo. Это, по-видимому, очень актуальное сочетание для мира, помешанного на демонстрации молодости, энергии и драйва. Но этот мир отнюдь не готов погрузить свою плоть, изнеженную тонкой шерстью Ermenegildo Zegna, в миксер, каковым, без сомнения, является настоящий спортивный автомобиль.

Нет, все, что на самом деле необходимо, здесь есть: упомянутый рев двигателя, обтекаемые линии беспрецедентно легкого алюминиевого корпуса, разгон до 100 км/ч за шесть секунд, скорость до 250 км/ч (ограничена электроникой), шестиступенчатая коробка со спортивным режимом, огромные диски. Правда, Jaguar не был бы британским автомобилем, если бы ради этих мальчишеских забав отказался от вальяжности благородного образа жизни. Скорость — это не суета, а привилегия джентльмена испытать острые ощущения, полулежа в уютном кресле.

Право сильного, но не безрассудного. Кстати, если этот сильный ненароком наедет на пешехода, то сделает это тоже крайне благородно, по-рыцарски. Инженеры предусмотрели довольно любопытную систему безопасности, которая скоро будет установлена на многих европейских автомобилях. При лобовом наезде специальный механизм приподнимет крышку капота так, чтобы амортизировать удар и избежать контакта с жесткими деталями двигателя. Я, естественно, скептически отношусь к эффективности подобных предосторожностей. Просто ездить надо вежливо, особенно на таких авто. И так понятно, что вы можете позволить себе многое.

Кричать об этом совершенно не обязательно, предоставьте рычать машине. Эффектная густота звука возникает уже при двадцати километрах в час. С этим согласятся все, кто уже побывал на юге Африки. Маршрут тест-драйва пролегал в окрестностях Кейптауна среди усадеб в голландском стиле XVII века, виноградников, некогда взращенных французскими гугенотами, и массивов дикого леса. Ландшафт то напоминал декорацию для «Волшебника Изумрудного города», то для «Ведьмы из Блэр», а вблизи бескрайних и безлюдных песчаных дюн Атлантики неизбежно чувствуешь себя героем эротической ленты о любви нимфоманок- спасательниц к первым встречным у кромки прибоя под музыку Эннио Морриконе.

Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*